THECELLIST.RU

Sheet Music for Cello

Невероятная история любви Ростроповича и Вишневской.

Невероятная история любви Ростроповича и Вишневской.

Они оба были гениальными артистами – известная на весь мир оперная певица и непревзойденный виолончелист, дирижер, композитор… И – удивительно гармоничной парой. Галина Павловна Вишневская и Мстислав Леопольдович Ростропович прожили вместе более полувека, и это была такая любовь, о которой можно писать книги.

Всего четыре дня хватило этой паре, чтобы понять, что они хотят быть навеки вместе и тут же пойти под венец. Их любовь родилась как вспышка-яркая, взаимная, красивая. И как говорил всю последующую жизнь Мстислав Ростропович. Единственное, о чём я всю жизнь жалею, так это о том, что потерял четыре долгих дня.

Их первая встреча произошла в ресторане «Метрополь». Восходящая звезда Большого театра Галина Вишневская и молодой виолончелист Мстислав Ростропович были среди гостей на приёме иностранной делегации. «Поднимаю я глаза, а ко мне с лестницы снисходит богиня… Я даже дар речи потерял. И в ту же минуту решил, что эта женщина будет моей», – вспоминал через много лет Мстислав Леопольдович.

За обедом Ростропович растолкал локтями гостей и сел рядом с Вишневской, а затем вызвался ее проводить. «Между прочим, я замужем!» – кокетливо заметила прима. «Между прочим, это мы еще посмотрим!» – парировал музыкант.

На следующий день они оба летели на гастроли в Прагу. Ростропович взял с собой все костюмы и галстуки и менял их каждый день – хотел произвести впечатление. Худой, нескладный, в очках с толстыми линзами, в 28 лет уже лысеющий, – совсем не похож на романтического героя.

Роман развивался стремительно. Через четыре дня они вернулись в Москву, и Ростропович поставил вопрос ребром: «Или ты сейчас же придешь жить ко мне — или ты меня не любишь, и все между нами кончено». А у Вишневской — 10-летний надежный брак, верный и заботливый муж Марк Ильич Рубин, директор Ленинградского театра оперетты. Они через многое прошли вместе — он не спал день и ночь, пытаясь достать лекарство, которое помогло спасти ее от туберкулеза, их единственный сын умер вскоре после рождения.

Ситуация складывалась непростая, и тогда она просто убежала. Отправила мужа за клубникой, а сама покидала в чемоданчик халат, тапочки, что попало и — бегом. «А куда бежать? Я даже адреса не знаю, — вспоминала Галина Павловна. — Звоню Славе из коридора: “Слава! Я иду к тебе!”. Он кричит: “Я тебя жду!”. А я ему ору: “Не знаю, куда ехать!”. Он диктует: улица Немировича-Данченко, дом такой-то. Я по лестнице вниз бегу, как сумасшедшая, ноги подкашиваются, не знаю, как я себе голову не разбила. Села и кричу: “Улица Немировича-Данченко!” А таксист уставился на меня и говорит: “Да вы пешком дойдете — это рядом, вон там, за углом”. А я кричу: “Я не знаю, вы меня везите, пожалуйста, я вам заплачу!”».

Первое время жили с матерью и сестрой Мстислава, уже потом своими концертами заработали на отдельную квартиру. Вишневская уже тогда была звездой первой величины, к Ростроповичу известность пришла позже. И в ЗАГСе, когда они пришли расписываться, служащая стала уговаривать Мстислава сменить его фамилию – которую и выговорить-то толком невозможно! – на звучную и известную фамилию жены. «Да не надо, – отбивался смущённый Ростропович, – я уж как-то к этой привык!»

Они были счастливы вдвоем, а уж когда Галина забеременела, Слава и вовсе стал относиться к ней как к некому драгоценному сосуду. Она же до последнего пела в спектаклях, в то время как он, гастролировавший с оркестром, волнуясь, кричал по телефону: «Без меня не рожать!»

Дочь Ольга появилась на свет в марте 1956 года, а через два года в семье родилась еще одна девочка – Елена. Своих дочерей Ростропович буквально боготворил. С ранних лет он занимался с ними музыкой, запрещал носить модные джинсы, чтобы на них не заглядывались мальчишки, старался проводить в кругу семьи как можно больше времени.

Впереди у них было счастливое, но очень тяжелое время: дружба с опальным Солженицыным, лишение гражданства СССР, скитания, успех и востребованность на мировой музыкальной сцене, прилет Мстислава Леопольдовича в Москву во время августовского путча 1991 года, возвращение в уже новую Россию.

Золотую свадьбу звездная чета праздновала в том самом ресторане «Метрополь», где Мстислав Леопольдович впервые увидел свою богиню. Ростропович показывал гостям чек на 40 долларов, который ему вручил журнал «Ридерз дайджест». Корреспондент, когда брал у него интервью, спросил: «Правда, что вы женились на Вишневской через четыре дня после того, как впервые ее увидели? Что вы думаете по этому поводу?». Ростропович ответил: «Я очень жалею, что потерял эти четыре дня».

Источник: https://vk.com/music_911?w=wall-99339872_49885

admin

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Онлайн-чат