Сегодня Четверг, 1st Октябрь 2020
THECELLIST.RU

Sheet Music for Cello

Денис Шаповалов: “О чем мечтают виолончелисты”.

0
(0)

Денис, Конкурс Чайковского – это конкурс классических музыкантов и классической музыки. Но сейчас Вы, что называется, стали «многостаночником». Вы – классический музыкант, дирижер, композитор и рок-музыкант. Имидж у Вас тоже всегда такой, как положено рок-музыканту – длинные волосы. Что для Вас значит рок-музыка? Как получилось, что параллельно с классикой, Вы стали представлять свои рок-кроссовер-проекты? С чем это связано?

– В детстве я жил сугубо в мире классической музыки, потому что в моей семье слушали только Чайковского и Рахманинова. Переехав учиться в Москву, я жил в общежитии Мерзляковского училища и окна моей комнаты выходили в «колодец». Во время занятий на виолончели, я смотрел на одну из стен этого «колодца», где были написаны загадочные заграничные буквы: Pink Floyd. Это название сразу заворожило меня своей таинственностью! А, уж когда я послушал в темной комнате “Shine on you crazy diamond”, понял, что попал в совершенно другой мир.

Я всегда поражался, что, в основном, люди из большого «рок-мира» не профессиональные музыканты, и их основное преимущество – отсутствие классических традиционных стереотипов, которые как стены окружают музыкантов-профессионалов: можно только «так», а «так» нельзя, потому что «так» играют уже 200 лет…

Наступил момент, когда я устал от этих ограничений и решил: дай-ка я создам великий альбом в совершенно другом жанре, и жанре мной очень любимом (улыбается).

Так зародилась, а потом и воплотилась идея альбома «Above the Earth» – путешествие классической виолончели по рок-пространствам.

Я очень хотел записать все инструменты сам – быстро освоил гитару, бас-гитару, синтезаторы. Только барабаны не успел. Студийный процесс занял два года, потому что приходилось всё записывать мультитреком, т.е. играть самому с собой, а это кропотливая и тонкая работа. Получился шикарный психоделический роковый альбом, в духе Pink Floyd, с парящими над землей звуковыми мирами!

На основе этой пластинки появилось мультимедийное шоу с видео и другой атрибутикой рок-концертов, с которым я периодически езжу на гастроли. В прошлом году вместе с группой «Metamorphic Rock Band» я представлял этот проект в Сибири в Омске, на летнем фестивале «Рок-Парк», мы играли на открытой площадке и нас слушали 8000 человек! Это был драйв! (улыбается).

 Многие классические музыканты хоть и любят рок, джаз и даже поп, отказываются играть в других стилях (по разным причинам). Некоторые – наоборот, успешно совмещают и то, и другое. Но таких артистов, добившихся успеха на нескольких поприщах, не слишком много. Ваше отношение к таким музыкантам?

– Возможно, некоторые классики, не чувствуют себя также комфортно в других жанрах, поэтому и избегают таких выступлений. И, прочно зарекомендовав себя в одном амплуа, они не готовы рисковать созданной репутацией. Мне всегда был и продолжает оставаться интересен эксперимент, жизнь слишком разнообразна, чтобы довольствоваться чем-то одним.

Если говорить о людях с классическим образованием, которые совсем ушли в другие жанры, то это смена сферы деятельности – это уже чисто эстрадные или рок-исполнители, которые больше не играют и не дирижируют Рахманинова, Бетховена или Россини в академических залах. Почти никто из них особенно не ищет свой индивидуальный путь – в основном, это бесчисленные клоны, копирующие удачные бизнес-проекты. С каждым днем их всё больше и всё меньше это интересно.

Что касается меня, так сложилось, что я получил академическое музыкальное образование, и состоялся как классический исполнитель – виолончелист и дирижер, но внутри – я 100-процентный рокер, что слышно везде, о чём мне всегда говорят посетители моих академических концертов (улыбается). В 14 лет, став фанатом рока, я грезил, но не верил, что когда-нибудь смогу играть рок-музыку на сцене. И я безумно счастлив, что сумел реализовать эту мечту. Но, конечно, классика – это мой мир, поэтому я с удовольствием хожу из рока в классику, и обратно.

А в создании нового для меня, лучший пример и маяк, указывающий правильный путь, это мой внутренний слух, мой гигантский опыт, и тот волшебный сплав из совершенно различных и досконально изученных мной музыкальных миров, где я – полноправный хозяин.

– В этом году летом в Москве снова пройдёт Международный конкурс имени П.И. Чайковского. Виолончелисты этого конкурса в обязательном порядке исполняют Вариации на тему рококо для виолончели с оркестром П.И. Чайковского. Вы сочинили свой вариант вариаций на это произведение – «Рок-вариации на тему рококо П.И.Чайковского» (Денис написал «Рок-Рококо» под псевдонимом Denis Wonderland). Вы исполняете их на электро-виолончели в сопровождении оркестра. Как пришла в голову такая идея?

– Тут сыграл роль мой всё шире распространяющийся имидж, как универсального исполнителя, способного одинаково классно играть и академическую музыку, и рок. Мне пришло приглашение от прекрасного польского фестиваля «Krakow Proms» сыграть у них на гала-концерте: в первом отделении «Вариации на тему рококо» П.И.Чайковского на деревянном инструменте (улыбается), а во втором «что-нибудь эдакое на электронной виолончели».

Как и все оригинальные идеи, эта была совершенно внезапной. И, конечно, мысль выглядела безумной, соединить такие, казалось бы, несовместимые вещи – рок и рококо!

Но как все реки и моря впадают в океан, так и вся музыка различных направлений берет своё начало в классике. Рок – это старший сын классической музыки (улыбается), а отец его – несомненно, Бетховен!

Рококо и рок – это две сферы, в которых я чувствую себя, как рыба в воде, поэтому «Рок-вариации» я написал всего за 6 дней, и успех у публики был феноменальный!

Теперь в моем арсенале есть беспроигрышная программа «Rock vs Rococo», которую в этом сезоне можно будет услышать во многих российских городах. Теперь только приходится возить с собой уже две виолончели… (улыбается).

– Вам бы хотелось, чтобы однажды это произведение было исполнено на конкурсе Чайковского? Например, не в конкурсной программе, а в гала-концерте.

– Ну, почему бы и нет? Кто знает, может быть лет через 10 мои «Рок-вариации» станут обязательным произведением на Конкурсе Чайковского! (смеется).

– В этом году на конкурсе Чайковского появятся новые номинации – деревянные духовые инструменты и медные духовые инструменты.
Вы можете представить, что когда-нибудь на конкурсе Чайковского будут исполнять рок, появятся номинации для кроссовер-музыкантов, играющих на электро-инструментах? И нужны ли такие номинации вообще?

– Конкурс Чайковского, по-хорошему, очень традиционен. До сегодняшнего дня в конкурсе участвовали инструменты (фортепиано, скрипка, виолончель) и голоса, для которых великий гений написал прекрасную музыку. Это логично. Но какое отношение имеют к этому действу имеют другие инструменты, мною очень уважаемые, мне пока не понятно.

Давайте проводить Конкурс Шопена и включать в программу, например, тромбон… на тромбоне, тоже можно очень красиво играть Шопена…

В этом вопросе я консервативен – некоторые институты лучше не трогать. Это как Британский парламент, который столетиями располагается в одном и том же здании, и все сидят в той же атмосфере, на той же мебели, и т.д.

Хотите добавить другие инструменты? Организуйте «другой» конкурс Чайковского, альтернативный.

– Возможно, уже пора сделать специальный конкурс для исполнителей на электронных инструментах? Ведь практически все инструменты имеют свои электронные версии, даже духовые.

– Конечно! Если есть желание, можно сделать конкурс чего угодно! Их, правда и так миллионы…(улыбается). А играть на электронном инструменте, по крайней мере струнном, в 100 раз легче, чем на классическом, так что тут лауреаты будут просто на каждом шагу (смеется).

– Нужны ли музыкальные конкурсы вообще? Ведь, музыканты – это не спортсмены. Музыке чужд дух соревнования.

– Кто-то говорит, что конкурсы – зло. Кто-то, что конкурсы – добро. Ни то, ни другое не доказуемо (улыбается). Раньше их было мало, и лауреаты были «штучным товаром». Теперь, на каждой улице конкурс и все кругом лауреаты, как едко говорил мой школьный учитель: «лауреаты бани и её окрестностей». Перепроизводство… И конечно, за большим количеством, теряется качество, теряется настоящее и редкое… Сегодня конкурсы, это не то же самое, что было раньше, а по сути, просто одна из форм привлечения внимания аудитории к концертам.

– Вам лично близки конкурсы?

– В принципе, меня конкуренция бодрит и в этом вопросе я «злой», в хорошем смысле слова. Но теперь мне интереснее конкурировать с самим собой, хотя это больше про черты характера, а не про музыку (улыбается).

– У Вас есть проект «Tribute to Pink Floyd». Если можно, расскажите о нем.

– Да, я настоящий фанат группы Pink Floyd! Трибьют я начал записывать почти 2 года назад, уже есть 5 композиций, но я перфекционист, и запись вообще процесс долгий. К тому же я все делаю параллельно – и играю концерты, и сочиняю музыку, поэтому записывать получается урывками. Надеюсь, что в этом году сумею довести дело до результата и выпустить небольшой альбом, минут на 35. Я сделал концертную версию проекта и играю ее с разными музыкантами. И если на записи я играю почти все самостоятельно, то на концерте, это, увы, невозможно (смеется). Недавно играл «Tribute to Pink Floyd» в Тюмени с камерным ансамблем и бэндом. Теперь грядёт более масштабное действо – делаю версию с симфоническим оркестром, и, конечно, будет видео, свет и т.д.

– Вы сказали, что играете на многих музыкальных инструментах и сами всё записываете. Кроме барабанов. Как Вы научились играть на этих инструментах? И планируете ли освоить барабаны?

– Ну, я вообще талантливый – быстро схватываю! (смеется). У меня есть очень давняя мечта, на которую никогда не было времени – научиться по-настоящему играть на электро-гитаре. По-настоящему, это как David Gilmour, Jeff Beck и Eric Clapton, вместе взятые (улыбается). И вот, наконец-то, я подошел вплотную к воплощению – вчера взял второй урок!! Чтобы извлечь правильную ноту на виолончели вообще непонятно куда нажимать, а на гитаре есть лады, так что, думаю, что в этот раз на процесс освоения инструмента на супер-уровне у меня уйдет меньше 20 лет (смеется).

И барабаны! Да!! (улыбается).

– Скажите, может ли человек научиться играть сейчас (в то время, когда информация доступна) на струнном инструменте (виолончели, скрипке, альте, контрабасе) сам – по каким-то самоучителям? На простом уровне, конечно же. Ваше мнение.

– Если захотеть, можно научиться чему угодно, особенно сейчас, когда столько разных предложений. В теоретические самоучители не очень верю, а вот из видео-курсов, если внимательно смотреть, можно многое извлечь. Ну, и опять же, смотря какие критерии. Для домашнего или концертного музицирования? Чтобы серьезно на сцену выходить, конечно, нужен учитель.

– У Вас музыкальная семья: супруга Екатерина – виолончелистка, сын Лео играет на саксофоне… А почему Лео выбрал саксофон? Какая музыка близка ему?

– Несмотря на то, что сегодня поколение 14-15-летних слушает совершенно другую музыку, Лео прекрасно разбирается в классической музыке, и он настоящий фанат рока и рок-н-ролла. Конечно, с самого детства, я заразил его своей любовью к этим жанрам, но он пошёл гораздо дальше и теперь знает много больше исполнителей, безошибочно определяет названия групп, звучащие по радио, с указанием года и альбома. Саксофон ему выбрала мама, говорит: «золотой и красиво блестит, а еще ненароком можно выборы выиграть президентские, если немного играешь на саксофоне» (смеется).

– Недавно вы семейным трио выступили на концерте, посвященном Наталье Шаховской. Это был первый опыт совместного семейного выступления? Как работается родственникам? Возникают разногласия или наоборот – присутствует всеобщее взаимопонимание?

– Мы с Лео в прошлом году уже выступали вдвоём в Соборе на Малой Грузинской, а все вместе играли впервые – в Консерватории. Я написал специальную пьесу для этого концерта и для такого состава. Мы не воспринимаем эти концерты работой, поэтому, это был, скорее, совместный семейный выход в свет, просто мы сидели не в зале, а на сцене. Так как Лео играет на саксофоне в большей степени для себя, и многочасовые профессиональные занятия, как привычка, у него отсутствуют, то сложности возникали только в вопросе количества повторений на репетиции, чтобы усвоить материал. А разногласия вообще не наш метод (улыбается).

– Ждать ли новых проектов Вашим поклонникам? Если не секрет, что это будет и в каком жанре?

– Ждать. Ждать всего – на следующий сезон у меня запланировано много премьер. Как Вы уже поняли, я поклонник эксперимента и мне интересно пробовать себя и жить в разных направлениях. Будут новые пьесы в разных жанрах, например, интересный академический проект с хором. Решился и готовлю большой кросс-овер проект – когда-то для новогоднего огонька на Телеканале «Культура» я делал рок-аранжировку «We are the champions», и мы играли ее с популярной фолк-группой «Бурановские бабушки». Теперь рок-композиции будут звучать с народным коллективом. Ну, и уверен, что настоящей бомбой станет «Симфония в стиле Рок», премьера которой состоится в конце года в нескольких городах России, которой я буду дирижировать сам, в перерывах между исполнением Вариаций на тему классического и Рок-рококо.

А еще сегодня шёл после урока, где учился играть в стиле Гилмора и понял, что через пару лет, обязательно запишу альбом на электро-гитаре. Только пока не понял, как всё уместить в 24 часа…

Интервьюер: Юлия Калашникова

Источник: https://www.rockcor.ru/interviews/1581-denis-shapovalov-o-chem-mechtajut-violonchelisty.html

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

admin

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

X